4/2018
Свежий номер
журнала № 4/2018
Читать онлайн
Главная/Рубрики/Автобизнес/Охрана... рублем!

Охрана... рублем!

Охрана... рублем!
30 Октября 2018
В 2018 году Минтруд РФ запускает подпрограмму «Безопасный труд», обещая предоставить «механизм гибкой дифференциации страховых взносов, включая стимулирование при отсутствии несчастных случаев на производстве». Правительство уже второй раз ставит перед собой такую цель. Мы узнали, почему с первого раза программа «не пошла», что такое экономические рычаги охраны труда и как устроена охрана трудав британских СТО, опыт которых считается для Европы передовым.

Надо признать, российские «Межотраслевые правила по охране труда на автомобильном транспорте», введенные в 2003 году, в целом неплохи. Не зря Россия сейчас держится по производственному травматизму на общеевропейском уровне. Их главный недостаток – отсутствие экономических стимулов, поощряющих предприятие вводить дополнительные меры, не требуемые законом. Например, системы обеззараживания и фильтрации воздуха снижают риск простудных и аллергических заболеваний, но их установка никак не влияет на размер страхового взноса.

Наверное, многие специалисты по охране труда улыбнулись, когда узнали про новый план федеральных чиновников. Дело в том, что программа с точно таким названием уже объявлялась в 2008–2015 годах. В 2012 году «Известия» выпустили статью за подписью замминистра труда Александра Сафонова, в которой детально объяснялось, почему старая модель страну больше не устраивает и что изменится с введением новой.

Действовавшая на тот момент в России модель охраны труда, писал он, унаследована еще из Советского Союза. Ее главный недостаток – использование только административных рычагов повышения безопасности. Реформа должна была перевести страну на административно-экономическую модель. Планировалось ввести рекомендательную часть и систему экономических стимулов, чтобы предприятия выполняли рекомендации правительства – в первую очередь, с помощью гибкой сетки страховых взносов.

Чтобы понять механизм работы этой системы, вспомните, как устроено автострахование: размер взноса зависит от длительности безаварийного стажа и наличия систем безопасности в автомобиле. Те же страховщики следят за тем, чтобы автовладельцы вовремя проходили техосмотр.

Не успела газетная бумага пожелтеть, как верхушка министерства сменилась, а Александр Сафонов ушел в высшую школу. Максим Топилин и его команда реформу до конца не довели, и мы имеем частичные результаты.

В 2012 году появился закон, позволяющий снижать размер страхового взноса для предприятий до 40 % при условии отсутствия несчастных случаев на производстве в течение 3 лет. Из невыполненного упомянем обещание того, что «Межотраслевые правила по охране труда на автомобильном транспорте» 2003 года, по которым работают авторемонтные предприятия, заменит более современный норматив. Должен был, но не появился и институт профессиональных оценщиков, которые могли бы рассчитывать индивидуальные страховые ставки для предприятий, исходя из состояния системы охраны труда.

Ныне Минтруд опять собрался искать «экономические инструменты и модели, которые, с одной стороны, будут заставлять, а с другой стороны, стимулировать работодателя и работника двигаться к улучшению условий труда, обеспечивать безопасный труд и безопасное производство». В одном из выступлений Максим Топилин упомянул, что найти такие инструменты можно в Великобритании и Финляндии.

Будет ли при этом сокращаться административный контроль? Боимся огорчить читателей, но ответ отрицательный. В частности, появятся «поправки, которые обяжут работодателей выявлять риски на производстве и принимать меры по их минимизации». Будут и другие обременения, например обязательная закупка средств индивидуальной защиты.

Британия впереди планеты всей

Мы тоже присмотрелись к опыту Соединенного Королевства. Изучить есть что: достаточно взглянуть на диаграмму смертности и травматизма на рабочем месте по странам , чтобы очень захотеть поговорить с коллегами из Туманного Альбиона.

В Британии действует смешанная административно-экономическая модель охраны труда. Государство берет на себя контроль за теми рисками, которые создают сильно отложенные последствия (например, канцерогенами), и событиями маловероятными, но приводящими к особо тяжким последствиям. Например, западные консультанты, с которыми мы беседовали, рассказывают: в Британии в качестве отраслевого стандарта на складах введены физические барьеры между вилочными погрузчиками и пешеходами. На старых территориях погрузчики должны как минимум двигаться по выделенным полосам.

Экономическая модель охраны труда признает, что предприятия сами заинтересованы в борьбе с травматизмом и болезнями, чтобы сократить потери. Речь идет о менее серьезных, но более регулярных происшествиях: ушибах и растяжениях, респираторных и кожных заболеваниях, временных ухудшениях слуха и зрения. Дополнительным стимулом служит вышеупомянутая гибкая сетка страховых взносов.

Иначе говоря, королевские чиновники доверяют бизнесу самостоятельно выбирать, как именно заботиться о сотрудниках. Действует принцип «разумной применимости»: достигнутый эффект должен быть больше прилагаемых усилий. Чтобы каждый управленец мог осознанно выбрать эффективные действия, а неэффективные отбросить, государство выпускает своды рекомендаций (Guidance) и отраслевые кодексы надлежащей практики (ACOP, Approved Code оf Practice), основываясь на исследованиях, проведенных страховыми компаниями. Страховщики, со своей стороны, заинтересованы в снижении объемов страховых выплат. Они анализируют статистику происшествий и заботятся, чтобы эти документы постоянно обновлялись в соответствии с прогрессом отрасли.

На практике британские сервисмены управляют охраной труда с помощью «пятишагового процесса управления рисками» (Five steps to risk assessment). Мы приводим краткое описание этой методики: ознакомиться с ней детально, включая примеры ее применения на британских СТО, можно на сайте Управления по охране труда Великобритании (Health and Safety Executive) www.hse.gov.uk.

Оценка рисков: пять шагов

Шаг 1: список источников риска. Процесс начинается со списка потенциальных источников потерь с определением их вероятности и величины. Его составляет менеджер предприятия.

Оказывается, что для этого не нужен огромный массив статистики – достаточно задействовать широкий спектр легкодоступных источников информации. Менеджер сначала лично обходит предприятие и свежим взглядом оценивает рабочую среду, потом поручает представителям персонала составить альтернативный список и сравнивает со своим. Он же по архивам отдела кадров изучает историю случаев нетрудоспособности, пересматривает руководства к оборудованию и материалам. Специалист знакомится с отраслевой статистикой, благо российские менеджеры могут как минимум использовать открытые данные по западным странам. В конце добавляет список накопительных воздействий на здоровье – пыли, холода, шума, вредных веществ и т. д.

Шаг 2: группы риска. Определяются группы людей, которые могут пострадать, например клиенты, прохожие, новички, работники того или иного участка.

Шаг 3: меры защиты. Имея эти данные, менеджер выбирает эффективные меры защиты.

Шаг 4: исполнение и мониторинг. Поскольку список рисков, как правило, оказывается длинным, составляется долгосрочный план по их устранению. Начинают с простых, недорогих или временных мер; за ними следуют действия, требующие денежных затрат и устраняющие самые вероятные риски. В конце устраняются накопительные и маловероятные риски с тяжелыми последствиями. Примером последнего могут служить защитные клетки, в которые британские шиномонтажники помещают грузовые шины для накачивания.

Шаг 5: пересмотр плана. Хорошая практика диктует потребность пересматривать план ежегодно, учитывая изменения в составе оборудования и бизнес-процессах.

Британские методисты рекомендуют активно вовлекать персонал на всех этапах процесса. Это помогает не только оптимизировать стратегию, но и избежать саботажа со стороны работников, что важно, если действие требует денежных вложений.

Заключение

Минтруд оценивает, что потери из-за неудовлетворительных условий труда на транспорте и связи составляют 7,8 тыс. руб. на одного работающего в год, а в целом временная нетрудоспособность стоит экономике России 1,9 % ВВП. Российским менеджерам необязательно ждать, пока государство признает пользу экономического подхода, проведет реформу и составит отечественные рекомендательные документы. Можно уже сейчас внедрить этот процесс и получить экономическую отдачу. 

КУДА СМОТРЕТЬ МАСТЕРУ СМЕНЫ?

Отдельная статистика по травматизму в российской автосервисной отрасли, по-видимому, не ведется. Мы изучили данные по Великобритании и США, где авторемонтная отрасль считается значительно более безопасной, чем строительство, и несколько безопаснее, чем логистика. В Британии, например, за последние пять лет зафиксировано 33 смертных случая среди автомехаников и около 7000 травм.

Наибольший ущерб сервисным станциям приносят банальные ушибы и растяжения. Например, в грузовой шиномонтажной отрасли половина всех инцидентов связана с неправильным обращением с крупногабаритными колесами.

Наибольшее число тяжелых происшествий в сервисной отрасли приходится на падение автомобилей с подъемников или их смещение. На втором месте – неправильное обращение с горючими жидкостями.

В шиномонтажных операциях изредка происходят взрывы при накачивании шин и из-за неправильно собранных колес.

В кузовном ремонте главная опасность – астма и кожные болезни. Например, изоцианат, компонент многих ЛКМ, входит в десятку материалов, чаще всего вызывающих сильный дерматит, и это нужно учитывать. Содержать его могут даже краски на водной основе.

На сайте британского Управления по охране труда перечислены и более экзотические и редкие источники риска. Относительно недавно обнаружено, например, что продукты горения фторэластомеров, выделяющиеся при прогорании прокладок двигателя, способны вызывать у сервисменов приступы паники.

Картина с годами меняется. Тяжелых случаев, связанных с подъемниками и пневматическим оборудованием, у британских сервисменов все меньше. Но теперь они ждут, что популяризация гибридных трансмиссий принесет увеличение числа случаев поражения электрическим током, и заранее готовятся к этому.

«Не полагайтесь на каталитические конвертеры, используйте вытяжку», – говорится в западных инструкциях для сервисменов
Гайковерты снижают риск растяжений кисти, но длительная работа с ними способна вызвать расстройства из-за вибрации
Василий НАЗАРОВ, фото автора